Время любить

Вот опять приближается время Великого Поста. Радостное предощущения строгой и неспешной молитвы, наполненной покаянным чувством и мыслью о грядущем Последнем Суде, где боль отпадения и изгнанничества  соединены мистическим союзом с весенним ароматом Пасхи, наполняет сердце христианина. Так хочется скорее войти в эту «пустыню» свободы от «египетского рабства» греху, очнуться от морока служения чуждым богам мира сего, примириться со всеми и лёгкими стопами выйти на встречу с Землёй Обетованной Царства не земного, но Небесного…

И тут эти радостные мечты любого христианина прерываются странным, похожим на овечье блеяние, вопрошанием откуда-то извне, оттуда, где и не слышали о Христе и Его Царстве:

— А можно ли есть то-то? Можно ли пить сё-то? А у меня есть оправдания, можно не поститься?

Да-да, эти вопросы вовсе не от Бога, не о Боге и, что, самое главное, к Богу не ведут! Они все о чреве, об ублажении наших желаний, но не о главном. Сам по себе Пост как набор запретов на что-либо вещь враждебная Богу, потому что ограничивает и Его, и нас в любви. Сказано же, не заботиться о том, что есть или что пить (Мф. 6:25). Это ведь не только касается свойственной нам многозаботливости; слова Христа значительно глубже. Во всём, даже в Посте, мы должны положиться на Бога. Пост есть проявление любви к Богу. А, если так, то он должен начинаться с доверия Ему. Мы постимся для Него, чтобы достичь некоего совершенства, свойственного Ему.

Пост есть подражание Христу, по нашему несовершенству ограниченное временем. Но разве найдётся кто-то, кто скажет, что земная жизнь Христа сведена к неядению? Или кто-то напомнит нам о поклонах Христа? Всякому очевидно, что Христос не только и не столько во внешнем, сколько во внутреннем проявлялся, что Его главное дело есть дело любви.

Он создал этот мир, пришёл в него, приняв образ раба, проповедовал и исцелял, но, самое главное, Он отдал свою жизнь за «други своя», то есть за нас, грешных людей. Проявив в земной жизни максимум возможной любви, Он не остановился и на этом, но восставил с собой весь род человеческий и дал сидеть одесную Бога Отца. Мы слышим это за каждой службой, сами свидетельствуем, что верим этому, но совершенно остаёмся спокойными от такой невиданной новости. Наши сердца окаменели, если мы ещё мыслим о чреве, если пост для нас лишь отсутствие мяса.

А должно быть не так! Весть о Христе Иисусе есть потрясение наших душ. Каждый раз за Божественной Литургией, когда Церковь чеканит смысл своей веры, священник ощущает себя прыщавым юношей, больше похожим на гадкого утёнка, который вдруг узнаёт, что любим. Господь и Бог есть первая и единственная подлинная любовь всякого христианина, в ней смысл его жизни, надежд, воздыханий. Сердце хочет вырваться из груди от чувства причастности Богу. Так первые христиане умирали от радости приближения ко Христу. Как мы ещё можем жить, когда Он умер за нас!? Как мы ещё не воскресли, когда Он уже воскрес для нас!? Разве можно с этим настроем радостного отчаяния спрашивать, как мне проводить пост, что мне есть и что пить?

В Самом Господе нашем наставление и ответ. Если Пост для нас инструмент продвижения ко Христу, то ответ очевиден. Наполним его тем, чем был и есть Христос – жертвенной любовью.

Весь смысл Поста как деятельной любви в знаменитых словах апостола Павла: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает…» (1 Кор. 13:4-8).

Соответствовать этим словам хотя бы сорок дней Поста – вот истинное содержание грядущего и ожидаемого периода церковной жизни. Если для этого нам нужно есть колбасу и пить вино, то лучше делать это, но приблизься при этом ко Христу любовью. Но, если мы немощны и всё, что служит плоти, уводит от любви и губит душу, то отринем гибельное ради Христа, возвысив плоть над грехом.

Мы стоим перед временем, когда в нашем оскудевшем мире Бог ждёт от нас уже куда меньше, чем от наших великих духоносных предшественников. Мы не справимся с многолетним постом, нам не дано летать или передвигать горы, но в наших руках самое главное чудо на земле, важнейший дар богоподобия – любовь.

Этим Постом мы оставим всё плотское плотским, а сами устремимся сердцами и помыслами к Горнему, защитим себя бронёй правды и  изострим меч любви, чтобы, поражая грех, восставить из адского небытия «ветхого Адама» и вселиться в Дом Господень.

Пришло время любить.

иеромонах Никодим (Коливатов)

Просмотров (306)

Комментарии закрыты.